Штурман «Паллады»: Море – моя единственная любовь

     Они молоды, красивы и амбициозны. С самого детства они без памяти влюблены в непокорную морскую стихию, поэтому упорно следуют за своей мечтой, каждый год покоряя новые моря, страны и континенты. Там, где появляются эти молодые люди, невольно чувствуется дыхание свежего морского ветра, ощущается брызг соленых волн и слышится далекий крик чаек. А когда вы видите, что легендарная «Паллада» скользит по морской глади под всеми парусами, знайте, сейчас ею управляют именно они…

    Несложно догадаться, что речь идет о штурманах парусника «Паллада», которые день и ночь следят за курсом, скоростью, обстановкой вокруг судна и еще тысячей вещей. Со вторым помощником капитана Павлом Старостиным и его дублером Ильей Сиканом мы решили поговорить о вещах серьезных и не очень.

    Когда вы поняли, что хотите связать свою жизнь с морем, стать штурманом?

    Илья: Я родился на Украине вдали от моря, поэтому в детстве я просто не знал, что это такое. А когда мне было шесть лет, мы переехали в Приморье, я впервые увидел море и…пропал.

    Павел: Это пришло еще в детстве. Когда меня спрашивали, кто мой отец, я с гордостью отвечал – капитан! И однажды я понял, мне хочется, чтобы мои дети в свое время тоже смогли бы так ответить.

    Хотели бы, чтобы дети пошли по вашим стопам?

    П.: Несомненно, мне будет приятно, если мой сын решит продолжить нашу морскую династию. Но вот если родится дочь, то, конечно, я буду против такого выбора, это не женское дело. В любом случае, навязывать море я не стану, мои дети сами выберут свой жизненный путь.

    И.: Я бы не хотел. Мне кажется, я буду слишком сильно переживать за них.

    С чего начался путь будущих штурманов? Когда вы начали покорять морскую стихию?

    П.: Все началось с того, что отец привел меня в яхт-клуб, дальнейшее мое существование без моря потеряло какой-либо смысл. Каждое лето, каждый день я проводил под парусами на яхте в море. Выбор профессии был очевиден.

    И.: Я покорять море начал, когда отец скинул меня с причала…учил плавать. С каждым годом моя любовь к морю становилась сильнее, поэтому я и решил поступить в ДМУ, ну а потом и в Дальрыбвтуз.

    А как на «Палладу» попали?

    П.: Перед «Палладой» я пять месяцев был в Антарктиде, попал в полярную ночь. После этого мне захотелось чего-нибудь для души: паруса, романтика… Зашел посмотреть, как тут дела, познакомился с капитаном, решил сходить в один рейс. А потом еще один. Ну а дальше, сами понимаете…

    Почему именно «Паллада»? Что вы нашли в этом паруснике?

    П.: Я нашел здесь себя.

    Какой рейс вы уже выполняете на «Палладе»?

    П.: Это, если не ошибаюсь, пятый рейс.

    И.: У меня пока второй, очень хочу попасть в следующий рейс.

    Как семья относится к тому, что вы почти постоянно находитесь вдали от дома?

    И.: Конечно же, семья всегда беспокоится за меня. Из-за моего плотного графика папа иногда даже «теряет» меня, не понимая, где я сейчас нахожусь: в Находке, Владивостоке или внезапно вновь отправился на практику на «Палладе».

    П.: Отец, естественно, волнуется и переживает, но в глубине души он безумно рад. Иногда мне кажется, что он знает местоположение «Паллады» лучше меня! Ну, мама – это мама…тут даже говорить ничего не надо.

    А как же та, кому ты мил?

    П.: Польщен, но море – моя единственная любовь.

    Получается, что у прекрасной половины человечества совсем нет шансов  завоевать сердце второго помощника капитана?

    П.: Завоевывать надо женские сердца, поэтому этот процесс я оставляю за собой.

    Девушки, еще не все потеряно! Море пока еще не полностью завладело сердцем Павла Сергеевича…

    П.: Ну как сказать (смеется). Если честно, даже когда я звоню домой, «отдохнуть» от моря у меня все равно не получается. У меня же отец капитан, он сразу начинает задавать мне множество вопросов о работе. Какой у нас сейчас курс? Сколько прошли под парусами? Какая была скорость? Как рейс проходит?... Плюс ко всему, отец знаком с нашим капитаном, поэтому половина вопросов адресована Николаю Кузьмичу, который, в свою очередь, постоянно интересуется, как же дела у моего отца. Иногда мне кажется, что я им вообще мешаю (смеется).

    Если мы заговорили о капитане, то не могу не поинтересоваться… Для штурмана и курсанта Николай Зорченко – он какой?

    П.: Все люди, с которыми ты в жизни имеешь дело, делятся на две категории: одни показывают, как надо делать, а другие – как не  надо. Так вот Николай Зорченко он как раз тот капитан, который показывает, как делать надо. Любой курсант должен быть рад, что ему посчастливилось работать в самом начале своей карьеры с таким человеком.

    И.: Абсолютно согласен с Павлом Сергеевичем. Наш капитан подает пример не только в профессиональном плане, Николай Кузьмич – эталон благородства, стойкости и мужественности. Настоящий морской офицер.

    А с курсантами тяжело работать? Учить их, воспитывать…

    П.: Не тяжело, если они сами этого хотят. К сожалению, последнее время у нас не очень хорошая ситуация с активностью курсантов в плане обучения. Очень часто приходится навязывать идею о том, что надо старательно заниматься, чтобы стать похожим на офицера. Если честно, только единицы проявляют такое стремление, что тебе их только остается направлять в нужное русло.

    И.: Возможно, это из-за того, что многие до сих пор так и не поняли, правильный ли выбор они сделали, поступив на такую серьезную специальность. Капитан, штурман, механик – это, в первую очередь, ответственность.

    В дальнейшем всю жизнь собираетесь ходить в моря?

    П.: Первые лет 150 – точно, а дальше посмотрим.

    И.: Думаю, что на пенсию я когда-нибудь выйду. А вот до нее – моря.

    На берегу работать совсем не хотите?

    И.: А там работают? (смеется)

    П.: У меня береговая болезнь. Становится плохо, если долго не качает.

    А в каких самых удивительных местах вам удалось побывать за время своих морских походов?

    П.: Наверное, я слишком одержим путешествиями, поэтому все места, где я был, кажутся мне удивительными. А за время работы я успел побывать в странах тридцати, может чуть больше, поэтому мне сложно сразу сказать. Нельзя сравнивать Сингапур и Антарктиду, хотя интересно и там, и там. А вообще, ничего удивительнее России вы в мире не найдете!

    И.: Павел Сергеевич от меня ушел далеко, я был только в Сингапуре, Брунее, Вьетнаме, Корее и Китае. Ну и Украина, конечно. Но самое удивительное место для меня – кладовая с едой (смеется).

    Я уверена, что за годы работы и практики в морях, у вас есть множество интересных и смешных историй…

    П.: Превеликое множество, причем, происходят они каждый рейс! Буквально две недели назад, когда «Паллада» зашла в Бруней, мы с Ильей решили пойти в местные «джунгли», где увидели банановое дерево. Идея о добыче бананов пришла нам в головы мгновенно. План был невероятно прост, я наклонял пальму, а Илья снизу пытался дотянуться до связки с бананами.

    И.: А все потому, что я высокий и статный. Мне легче дотянуться (смеется, но второй  помощник смеется еще сильнее).

    П.: Я не сильно разбираюсь в структуре пальм, однако внутренний голос мне четко подсказывал, что дерево должно быть крепким. Как он ошибался… Я это понял, когда услышал треск пальмы и истошный визг моего дублера.

    И.: Это был мужественный крик!

    П.: В следующую секунду выяснилось, что пальма с бананами рухнула на голову Ильи.

    И.: А я давно не получал пальмой по лбу, знаете ли.

    П.: Картина уникальная. Бананы валяются по всей дороге, Илья пытается оттащить пальму с проезжей части, а я даже слова от смеха сказать не могу. Но в итоге почти все остались довольны! У меня связка вкуснейших бананов, а у Ильи…шишка на лбу.

    И.: Суровые российские моряки, что сказать!

    А если бы у вас сейчас появился шанс, попробовать себя в какой-то другой профессии, кем бы хотели стать?

    П.: Соглашусь только на космонавта, но не меньше. На Луне ведь тоже есть моря! А если серьезно, то я с большим уважением отношусь к летчикам. Управлять «железной птицей» и покорять небо – это невероятно круто. Все как в песне группы «Браво», девушкам нужно любить отважных летчиков и моряков. Больше профессий для меня не существует.

    И.: После жизни в общежитии я хотел бы стать енотом в зоопарке. Сидишь в своей теплой клетке, а тебя разные люди постоянно кормят вкусной едой… Красота! Ну, или в геологи бы пошел.

    Какими качествами должен обладать настоящий штурман?

    П.: Сложно сказать. Штурман очень много в себе совмещает. Подчиненные должны быть спокойны, когда работают с таким человеком. Они должны доверять ему и понимать, что рейс пройдет хорошо.

    И.: Точность и аккуратность, внимание в квадрате, самоконтроль в кубе. Не помню, кто из адмиралов это сказал, но я с ним абсолютно согласен.

    П.: Отличная цитата, лучше про штурманов сказать нельзя.

    В конце, конечно, хочется спросить про капитанство. Планируете ли стать капитанами?

    И.: Несомненно. Смысл начинать, если не собираешься идти до конца.

    П.: Планировал я в детстве, а теперь просто им стану. И точка.