В.Н. Казаченко: «Паразитов в природе больше, чем свободно живущих видов»

    В университете продолжается выпуск журнала «Научные труды Дальрыбвтуза». Это рецензируемое научно-практическое издание, предназначенное для опубликования результатов фундаментальных и прикладных научных исследований в области биохимии и биотехнологии, экологии, рыбного хозяйства и аквакультуры, пищевой и перерабатывающей промышленности, марикультуры, промышленного рыболовства и эксплуатации водного транспорта. Одним из постоянных авторов и рецензентов журнала является Василий Никитич Казаченко, доктор биологических наук, профессор кафедры «Водные биоресурсы и аквакультура».

    Василий Никитич преподаёт студентам университета курсы «Теория эволюции» и «Ихтиопатология». Более 50 лет изучает паразитических копепод рыб, в этой области специалистов такого высокого уровня во всём мире немного. Один из первых сотрудников лаборатории паразитологии ТИНРО. За свою научную карьеру описал около 15 новых видов, ранее неизвестных науке, и основал несколько новых родов – не каждому биологу выпадает такая удача! Множество публикаций, монографий и справочников, сотрудничество с учёными других стран, защищённые под его научным руководством диссертации – свидетельство успешной научной карьеры и востребованности исследований даже в такой узкой области науки, как паразитология рыб. Мир паразитов огромен и неплохо изучен – о них писал даже Аристотель, – но обычные люди знают о паразитах очень мало.

    – Василий Никитич, как вы выбрали для себя эту области науки?

    – Я поступал в университет после армии. Заселился в общежитие в солдатской форме, а там студенты спрашивают: «Ты куда поступаешь?». Я гордо говорю: «На биологию!» Тогда мичуринская биология была популярна, думал, что буду гигантские яблоки выращивать. Мне говорят: «Ты что, там же одна гельминтология!» – «А что это такое?» – «Это ж глисты!» – «Ой, да чтоб я занимался глистами? Никогда!» Поэтому я студентам всегда говорю: не зарекайтесь! Я вот всю жизнь занимаюсь паразитологией, но не жалею.

    После университета меня пригласили работать в ТИНРО, где незадолго до этого была создана лаборатория паразитологии.  Это было совершенно новое направление для дальневосточной науки. Руководитель мне сказал:  «Выбирай, что хочешь!», и я выбрал ракообразных паразитов рыб, в Советском Союзе специалистов в этой области практически не было. Начал потихоньку их изучать, и занимаюсь этим уже 53 года! Описал около 15 совершенно неизвестных науке новых видов паразитических ракообразных. Набрал материал сначала на кандидатскую диссертацию, потом на докторскую. Это такой тяжёлый труд – написать диссертацию! Но материал-то уникальный, совершенно не известный науке, его нужно представлять широкой научной общественности, в том числе и на международном уровне. Несколько лет назад Дальрыбвтуз заключил договор о сотрудничестве с Вьетнамской академией наук. Мы выезжаем туда в экспедиции, собираем материал. Я помогаю зарубежным коллегам с паразитическими (ракообразными) копеподами. У нас вышло несколько совместных публикаций в международных научных журналах. Успехи, несомненно, есть, но главное, что в научные исследования включается молодёжь: студенты пишут курсовые работы и дипломы, регулярно происходят защиты диссертаций. Это очень интересная область науки, и в ней еще много неизвестного!

    – Интересная, потому что перед наукой стоит задача, как избавиться от паразитов?

    – Дело в том, что паразитов в природе больше, чем свободно живущих видов. Если мы уничтожим всех паразитов, – как говорил академик Скрябин, проведём полную девастацию, – будет экологическая катастрофа. Паразиты влияют на жизнь планеты в целом, но мы ещё не осознаём всё значение и механизм этого влияния. Важен баланс между здоровыми и заражёнными особями, и природа сама его поддерживает. Конечно, паразиты вызывают гибель рыб, и иногда возникают ситуации, когда популяция гибнет полностью. Например, в Аральском море сложились такие благоприятные условия для паразитов, что они губят рыбу и сами погибают. Но ситуация с Аральским морем – сама по себе экологическая катастрофа, созданная человеком.

    Так что перед наукой не стоит глобальной задачи полностью избавить мир от паразитов, это просто невозможно. Мы их изучаем и решаем более практические задачи – как предотвратить болезни животных и человека, связанные с паразитами. И здесь борьба идёт с переменным успехом. Например, возьмём малярию  – тяжёлое заболевание, вызываемое паразитами, при котором люди заражаются от укусов инфицированных комаров. В мире малярией болеют более 100 млн. человек, от этой болезни погибло больше людей, чем за время всех войн в истории человечества. Самое эффективное на сегодняшний день средство профилактики и подавления распространения малярии – борьба с комарами, переносчиками паразитов, с помощью инсектицидов.

    – Изучаемые вами ракообразные паразиты опасны для здоровья человека?

    – «Мои» ракообразные паразиты – нет, для здоровья человека опасности не представляют. Но все виды паразитов могут вызывать гибель рыб. В природе мы не можем контролировать этот процесс, а в рыболовных хозяйствах – не только можем, но и должны. Методики отработаны очень хорошо. Человек не заражается паразитами от рыбы, которую вырастили в рыболовных хозяйствах. 

    Другое дело, что от «дикой» рыбы, выловленной в море,  вполне можно заразиться паразитами. Например, личинками Anisakis из сем. Anisakidae, которые являются роднёй человеческим аскаридам. Эти личинки (нематоды) содержатся в полости тела и мускулатуре рыб, их особенно много в стенке брюшка лососевых, и они остаются живыми при копчении и солении рыбы. Попадая в организм человека, личинки Anisakis поражают внутренние органы, могут вызывать различные болезни, вплоть до перитонита. 

    – И что нужно делать для того, чтобы не заразиться?

    – Самое главное: паразиты погибают при очень низких или очень высоких температурах. Рыбу, выловленную в море, нужно хорошо прожарить или проварить. Паразиты погибнут, и вы можете их съесть! Второй способ – глубокая заморозка. Пока рыболовное судно ходит в море (это 4–5 месяцев), вся выловленная рыба находится в морозильной камере, и в таких условиях паразиты погибают. Замороженную рыбу можно смело готовить, опасности нет. Самый высокий риск заразиться возникает при употреблении в пищу свежей «дикой» рыбы, которую готовили при недостаточно высокой температуре, или, например, солили или коптили. При копчении нематоды выживают. Свежую рыбу нужно обязательно хорошо прожарить или запечь, и можете не опасаться за своё здоровье. 

    – Любой живой организм имеет как минимум иммунную систему и умеет защищаться от вирусов и бактерий.  Как же паразитам удаётся выживать в чуждом ему организме «хозяина»,  в агрессивной среде?

    – Паразиты обладают удивительными  и разнообразными способностями к выживанию. Вот один из примеров. Известно, при пересадке человеческих органов одна из самых больших проблем – отторжение. Организм реципиента каким-то образом распознаёт чужой белок и отторгает его. Но ведь мы относимся к одному биологическому виду Homo sapiens и, казалось бы, что все люди одинаковые. Тем не менее, это не так – мы разнополы,  отличаемся друг от друга группами крови и другими признаками. При пересадке органов  не зря лучшими донорами становятся близкие родственники – очень многие параметры должны совпасть, чтобы вероятность отторжения органа была минимальной. Но ведь паразиты – это инородный белок, и они тем более должны отторгаться организмом! Ан, нет! Паразиты живут в телах «хозяев» и не отторгаются ими. В чём дело? Когда я был студентом, профессор А.А. Соболев читал нам лекции по дисциплине «Паразитология» и, рассказывая об этом феномене, добавил: «Займитесь этой проблемой и выясните: почему паразит не отторгается хозяином!»  Прошло полвека, и учёные узнали, что паразит умеет «маскироваться»: его поверхность покрыта теми же белками, что и белки хозяина, поэтому он и определяется иммунной системой как «свой».

    Паразиты обладают удивительными и разнообразными органами фиксации, прикрепляются к «хозяину» при помощи крючков, игл, щетинок, хоботков. Интересным способом фиксации является присоска — мышечный орган, обеспечивающий прикрепление к стенке кишечника хозяина. Некоторые паразиты полностью превратились в присоску, таких можно встретить среди инфузорий, имеющих форму шапки. 

    Одним из факторов, обеспечивающих паразиту выживание, является цвет. Это в первую очередь относится к эктопаразитам и паразитам жабр. Эктопаразиты, живущие на поверхности тела рыбы, обычно окрашены под её цвет, серый или голубой, иногда они прозрачны, паразиты жабр – красного цвета. Цветомаскировка нужна, чтобы спрятаться от чистильщиков – животных, которые поедают паразитов.  На рифах и атоллах есть своего рода больницы, куда приплывают рыбы, чтобы чистильщики освободили их от паразитов. Образуются настоящие очереди из рыб!  Интересно, что хищники в этот момент теряют свои повадки и ведут себя в очереди мирно. Рыбы открывают рты, чистильщики заплывают в ротовую и жаберную полости и собирают там паразитов. Такую рыбу-чистильщика никогда не съест рыба-хозяин. Имеются чистильщики и на суше – это птицы, склёвывающие паразитов с наземных животных.

    Текст: Людмила Харитонова

    Фото: личный архив В.Н. Казаченко